Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Есенин - Над окошком месяц



Над окошком месяц. Под окошком ветер.
Облетевший тополь серебрист и светел.

Дальний плач тальянки, голос одинокий —
И такой родимый, и такой далекий.

Плачет и смеется песня лиховая.
Где ты, моя липа? Липа вековая?

Я и сам когда-то в праздник спозаранку
Выходил к любимой, развернув тальянку.

А теперь я милой ничего не значу.
Под чужую песню и смеюсь и плачу.

1925

эссе о "Анна на шее" Чехова

Едкие истины Чехова в «Анна на шее»

Чеховский рассказ «Анна на шее» изображает унылую картину жизни девушки Анны, которая выходит замуж за нудного ханжа, Модеста Алексеича. Рассказ характерен для Чехова  тем, что в нем нет ни положительного героя ни явной морали. Часто литераторы указывают на то, что Чехов был врачом и писал подобным образом, холодно  ставя больному диагноз. Другими словами – беспощадно описывал человеческие пороки и слабости. Этот рассказ и чеховский подход в целом напоминает предисловие Лермонтова к Герою нашего времени. В нем Лермонтов отвечает на возражения читателей, что Печорин слишком подлый: Read more...Collapse )

</span>

потрясающее стихотворение Даниила Хармса



Постоянство веселья и грязи

Вода в реке журчит, прохладна,
И тень от гор ложится в поле,
и гаснет в небе свет. И птицы
уже летают в сновиденьях.
А дворник с черными усами
стоит всю ночь под воротами,
и чешет грязными руками
под грязной шапкой свой затылок.
И в окнах слышен крик веселый,
и топот ног, и звон бутылок.

Проходит день, потом неделя,
потом года проходят мимо,
и люди стройными рядами
в своих могилах исчезают.
А дворник с черными усами
стоит года под воротами,
и чешет грязными руками
под грязной шапкой свой затылок.
И в окнах слышен крик веселый,
и топот ног, и звон бутылок.

Луна и солнце побледнели,
созвездья форму изменили.
Движенье сделалось тягучим,
и время стало, как песок.
А дворник с черными усами
стоит опять под воротами
и чешет грязными руками
под грязной шапкой свой затылок.
И в окнах слышен крик веселый,
и топот ног, и звон бутылок.

14 октября 1933

Перевод из мемуаров Юрия Олеши

Я перевожу отрывок из мемуаров Юрия Олеши. Вот моя первая попытка перевести первую часть. Я скопировал оригинал сюда, и после нее, мой перевод. Оставьте, пожалуйста, отзывы, исправления, общие мнения и прочее. Я подчеркнул все фразы и слова, которые вызывают во мне неуверенность. У меня сейчас один вопрос: Что такое "ватерпуф"? Не могу это слово перевести.. Спасибо!




1954, Москва, октября 4–го

1930. «Как Мейерхольд ставил мою пьесу. Дневник».
Почему я не написал этого дневника?

Теперь этой (чернилами, разумеется) надписи двадцать лет. «Список» был поставлен в 1931 году. Значит, двадцать три года… А я 
отлично помню, как на другой день после премьеры, с перегаром в голове, я стоял в сумеречный день среди серого колорита на улице Горького прие выходе из Брюсовского переулка…

Вскоре Райх убили. Говорят, что ей выкололи глаза –– был такой слух, по всей вероятности, родившийся не из ничего. Прекрасные черные глаза Зинаиды Райх –– смотревшие, при всем ее демонизме, все же послушным, старательным взглядом девочки. Перец Маркиш, который, кажется, тоже умер, сообщил мне о том, что Райх именно убита (а то говорили, что тольо избита), на каком–то жалком банкете в Доме Герцена, где я сидел пьяный, несчастный, спорящий со всеми, одинокий, загубленный… Сообщил Маркиш со слов его знакомого врача, который… Впрочем, может быть, и не так, теперь уж не помню.

Ее убили в 1938 году.

Я помню ее всю в белизне –– голых плеч, какого–то ватерпуфа, пудры –– перед зеркалом в ее уборной в театре –– пока пели звонки под потолком и красная лампочка, мигая, звала ее идти на сцену.

Они меня любили, Мейерхольды.

Я бежал от их слишком назойливой любви.


1954, Moscow, October 4th

1930. “How Meyerhold put on my play. Diary.”
Why didn’t I write this entry?

Now this inscription (written in ink, of course) is 20 years old. «List» was staged in 1931. That means it has been 23 years… But I remember perfectly how, on the day after the premiere, with the stale taste of alcohol still in my head, I stood on that dreary day among the gray hues where Bryusov Lane dead ends into Gorky Street

Soon thereafter they killed Raikh. They say they gouged out her eyes – this rumor, in all likelihood, is completely baseless. The lovely black eyes of Zinaida Raikh – who, with all of her demonism, all the same looked on with the obedient, painstaking gaze of a little girl. Perets Markish, who it seems also died, informed me at some sorry banquet at the Herzen House, where I sat drunk, unhappy, arguing with everyone, lonely, ruined, that they had definitely killed Raikh (for some said she was only badly beaten)… Markish relayed the words of his doctor friend, who… However, perhaps it wasn't like this, I already don't remember.

They killed her in 1938.

I remember her all in white – bare shoulders, «waterpuf», powdered – in front of a mirror in her dressing room in the theatre – while the bells on the ceiling rang out and a red light bulb, blinking, called her out onto the stage.

They loved me, the Meyerholds.

I ran from their overzealous love.

О «Пророке» Пушкина, Лермонтова и Некрасова

Я написал это эссе сегодня для курса по русской поэзии. Заранее благодарен за исправления и отзывы!

Стихотворения «Пророк» Пушкина, Лермонтова и Некрасова очень явные примеры интертекстуальности. В самом деле, кажется, что они даже прямые отклики друг на друга. Поэтому разумеется, что в них много общих черт, в том числе темы одиночества, страдания,  преследования и всеведения, образы пустынь и ангелов, и отождествление поэзии с религией. Почему они решили написать подобные стихи и даже заимствовать определённые слова и образы друг у друга (с исключением Пушкина, конечно, который первый написал свою версию)? Кажется, они все считали себя настоящими пророками своего времени. Возможно последние два поэта написали эти отклики для того, чтобы проводить сравнение между собой и великим предшественником или просто сочувствовать с ним. Все равно, в этих трёх стихотворениях также есть свои особенности, которые показывают маленькую, но важную разницу между поэтами и их идеями. «Пророк» Лермонтова и, позже, Некрасова не только подражают предыдущему, но и подчеркивают разные идеи и изобретают совсем другие моменты в жизни пророка. Пушкин описывает, в основном, явление ангела и своё превращение в пророка; Лермонтов – свое одиночество и вражденность общества; и Некрасов предсказывает свое приближающееся распятие.

Содержание этих стихотворений настолько похоже, что это не может быть совпадением. Лермонтов и Некрасов соответственно подражали своим предшественникам до такой степени, что написали о практически одинаковых темах и позаимствовал образы. Очень интересно, что и Пушкин и Лермонтов используют метафору "пустыни" чтобы показать степень изолирования, которую они испытывают:

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился
...
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал

–Пушкин

Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром божьей пищи;

–Лермонтов


Еще, Лермонтов и Некрасов оба используют цитаты обычных людей в обществе и таким образом олицетворяют "страницы злобы и порока (в очах людей)." В обоих случаях, цитаты выражают сильное презрение и мы легко представляем себе как поэт быстро «проберается через шумный град» и люди хмурятся с неодобрением. Поступки и отношение к поэту окружающих людей очень напоминают поступок современников Иисуса Христа, который тоже является важной метафорой этих стихотворений. Во всяком случае, все эти поэты имеют какое–то всеведение и, в результате этого знания, становятся жертвами презрения, изолирования, даже распятия.

Каждый из этих поэтов считает себя пророком и буквально пишет о том, как Бог его послал или говорит через него.  Любопытно, что, при их помощи, говорит нам Бог? Чтобы полностью ответить на этот вопрос, было бы надо рассмотреть всё творчество этих писателей. Все равно можно это определить в какой–то степени в данных стихотворениях. Например, Бог приказывает Пушкину «Жги сердца людей.» К тому же, поскольку Пушкин начинает внимать весь шум мира –– и полёт ангелов, и подводный ход гад морских, и прозябание лозы –– он «жжёт» нам сердце тем, что он напоминает нам красоту мира. Лермантов, в своей версии, пишет, что он «провозглашает любви и правды чистые ученья». Некрасов молчит по этому поводу, но по крайней мире замечает отказ от «помыслов мирских».

Интересно как описывают все эти поэты свое превращение в пророка. Пушкин очень подробно изображает тот момент, когда появился перед ним ангел и он стал пророком (эта сцена, кстати, очень напоминает появления ангела в  Библии, в Книге Пророка Исаии (6, 6–7))  и также превращение апостола Павла). Таким образом Пушкин признается в том, что до этого у него был «грешный, празднословный и лукавый язык» и «трепетное сердце». Другими словами, Пушкин признаёт свою прежнюю греховность и слабость. Еще интереснее, что кажется он в частности сожалеет о своем превращении и скучает по прежней, наивной жизни. Теперь вместо трепетного сердца у него лишь уголь. Он всё знает и понимает, но ничего не чувствует. Как говорится, «чем ближе беда, тем больше ума.» Лермонтов, своими вступительными строками, намекает на то, что он также был типичным мирским человеком до того как «вечный судия (ему) дал всеведенье пророка». Некрасов об этом не пишет и, может быть подразумевает, что всю жизнь был пророком. Несовершенство и недостатки Пушкина и Лермонтова до их превращения делают их более доступными, реальными и даже героическими потому, что они были обычные люди, но стали полубогами.

Каждый из этих «Пророков» – продолжение предыдущего. Каждая версия описывает следующий этап в жизни пророка – превращение, изолирование в обществе, и распятие. Наверное, все эти авторы сознательно написали свою версию потому, что хотели продолжать великую традицию ихпредшественника . Пушкин, поскольку он полностью изменил русский язык и до сих пор считается отцом русской литературы, действительно был каким–то пророком в своем времени. И в меньшей степени, Лермонтов тоже. А в случае Некрасова возникает вопрос, был ли он пророком или его стихотворение является манией величия.

Болею и читаю Евгиния Онегина


Я болею дома, в постели. Сегодня утром заболел, кажется с гриппом, и весь день чувствовал себя очень слабо. У меня наверное лихорадка, мне все время холодно. Я собирался гулять сегодня вечером с друзьями Джошем и Зораном–– они попозже поедут в интересный бар, где, не поверишь, действительно играют хорошую музыку. Это почти невозможно найти хорошую музыку в барах теперь, "Лэрис" закрылся навсегда и вообще бары здесь играют только глупое рэп и попсу (порой техно, но хреновое техно). Короче, я ждал с нетерпением этот вечер, но не получится. Я практически никогда не гуляю с друзьями на выходные, а всегда остаюсь дома и читаю, занимаюсь учебными делами, сплю. (И иногда провожу время с моей девушкой, но у нас такие положения, что не можем увидеться так часто как мы хотели бы.) Мне только 25 лет, я не понимаю как я стал таким мешком. Даже в редкий случай, когда в баре тусуюсь с людьми, они всегда хотят пить больше, идти в следующий бар, делать что–то другое и интереснее, и мне хочется идти домой и спать. Что со мной? Но, да, сегодня я действительно хотел поехать в бар с ними, но не получится.

В последнее время я очень увлекаюсь баскетболом и играю несколько раз в неделю. Как я в прошлой раз в ЖЖ отметил, мы с друзьями образовали команду, которая состоит из 6–и человек. Нам нужен еще хотя бы 1 игрок. Но нам очень повезло, по–моему. Оказывается, что почти весь наш круг друзей хорошо играет в баскетбол и серьёзно играл в школе и гимназии, так что у нас будет сильная команда. Я теперь в хорошей спортивной форме и играю отлично. Я надеюсь ничего не изменится. Это все напоминает моего детства когда я в основном занимался баскетболом, был член несколько команд и более–менее жил ради спорта. Но, конечно, сейчас я также учусь в магистратуре и, на самом деле, у меня есть куча дел кроме спорта.

Четверть очень хорошо идёт пока. Кажется мой курс по русской лингвистике будет очень полезным, и в плане произношения и понятия корней, звуков и пр. Тем более, я рад что у нас мало домашних заданий, в особонности потому, что другие курсы будут тяжелыми. Курс по советской истории тоже кажется интересным. Но он будет тяжелый, нам надо каждую неделю прочитать большую книгу про какой–то аспект этого периода истории. Я видел несколько этих книг и они огромные. Поэтому я боюсь, что будет трудно их дочитать вовремя. Все равно, курс кажется очень интересным и наш преподаватель показывался очень открытым, мудрым человеком. Оказывается, что курс по разговорной практике будет очень хорошим тоже. Я участвовал в одной дискуссии в пятницу (вчера). У нас с одним парнем (Тим) был высокий уровень русского и у остальных немного низкий, так что преподавательница предложила нам встречаться отдельно с ней в втроём. Мне кажется это очень хорошее решение, мы сможем более свободно и интересно разговаривать и у каждого человека будет больше возможностей говорить и практиковаться. (Кстати, мне хочется часто употреблять это слово, "практиковаться," потому, что оно соответствует английскому слову "to practice" и я несколько раз слышал, когда русские его употребляли. Но подскажете, дорогие читатели, это звучит нормально или нет? И к тому же, можно сказать практиковаться ЧЕМ–ТО, или как еще?)

Мой последний курс, чтение русской литературы, мне очень нравится потому, что он дает возможность читать много шедевров русской литературы на русском языке (часто люди их читают в Америке на английском ради времени, но это мне не нравится. В том случае, смысл романа немного теряется и уровень русского языка не улучшается). Я сейчас читаю "Евгиния Онегина." Наша преподавательница посоветовала нам его прочитать на русском, но я подозреваю о том, что все читают на английском (опять ради времени), хотя я его читаю на русском и просто в восторге от этого романа. Он, кстати, очень напоминает "Бледного пламени" Набокова (наоборот, на самом деле), которое мне также нравится. . Я думаю, поскольку Набоков так обожал Пушкина (как и почти все), он наверное подражал стилю "Евгения Онегина"–– кто–нибудъ еще это заметило? Стиль Пушкина в романе "Евгений Онегин" меня немного удивляет. Я далек от специалиста по поводу Пушкина, но мне кажется, что по сравнению с теме его стихотворениями, которые я прочитал, "Евгений Онегин" гораздо глубже и сложнее. Часто Пушкин пишет о любви или природе, такие легкие, приятние темы, а в этом романе все есть, и красота, любовь, и цинизм, сарказм, острота. Кажется, что "Евгений Онегин" действительно заслуживает свою славу.

Описание персонажа в романе "Бесы" Достоевского

Степан Трофимович Верховенский  – один из самых активных и важных персонажей в романе Достоевского «Бесы». Это особенный, яркий, незабываемый человек. Конечно, он не так важен, как Николай Ставрогин, который олицетворяет самые глубокие и сложные философские колебания Достоевского. Но, все–таки, он весьма важен, в особенности потому, что он представитель «западников»––а именно тех западников из 1840–х годов, как Герцен и Белинский––которые стояли у истоков движения нигилистов.  

Степан Трофимович  – человек старшего поколения западников, которое было в расцвете в России в 1840–ых годах. Тогда много времени уже прошло после реформ Петра Первого, Екатерины Великой и других прогрессивных русских царей. Множество дворян говорили по–франкцузски, старались вести себя как европейцы и верили в самые новые и либеральные идеи. Переводчик «Бесов», Ричард Певир, в своем введении отмечает, что Степан Трофимович – обобщённый образ Герцена, Белинского и других известных западников с того времени (p. viii).  

У Степана Трофимовича очень особая манера говорить –– наполовину по–русски и наполовину по–французски––и он уснащает свою речь остротами. Он довольно образованный и красноречивый, которого часто приглашают произносить речь на разных мероприятиях. И тем не менее, Достоевский его изображает не очень положительно потому, что он считал, что менталитет западников достаточно пустой и никчемный. В юности Достоевский сам был западником, но со временем отказался от этих идей. Поэтому, он наверное преувеличил нелепость таких западников, как Герцен и Белинский, в персонаже Степана Трофимовича. Он изображается очень легкомысленным. Он постоянно сомневается в своих решенях. Например, он много раз передумал пожениться на Даре Павловне и только на смертном одре собрался с духом сказать Варваре Петровне, что он ее любит. И хотя он официально принадлежит к группе западников и либералов, он редко говорит о реформах и новых идеях, а гораздо чаще об исскустве и красоте. Он очень мало пишет и делает, несмотря не свои способности и ум. Степану все время нужна забота какой–то женщины; сначала Варвары Петровны а в конце романа  крестьянки Софьи Матвеевны. Он трусливый; он очень боится Варвары Петровны, той женщины, которую он любит. Одним словом, он слабый.

Степан Трофимович – сатира. Но он и тоже показывает резкий контраст с новым поколением нигилистов. Хотя и нигилисты и их отцы–западники верили в ремормы (например, освобождение и равенство крепостных крестьян), они сильно отличались во многих отношениях. Нигилисты думали, что старшее поколение западников слишком много сохраняет традиции и общественные условности и, самое главное, только говорит и не действует. Нигилисти хотели разрушить общественный строй и создать новое социальный порядок. Они хотели революцию, а западники – постепенных изменений. Эта разница очевидна между Степаном Трофимовичом и своим сыном Пётром. Они такие разные, что трудно осознать, что это отец и сын. Пётр презерал своего отца, относился к нему чрезвычайно грубо и постоянно издевался над ним. На самом деле грубость – отличительная черта нигилистов. Пётр ко всем так относился, но больше всего к отцу. В конце концов сын и отец расстались и, по–видимому, не считали друг друга сыном и отцом. Их конфликт достиг высшей точки на «празднике», когда Степан Трофимович выступил о важности красоты и искусства в мире и идиотизме нового поколения нигилистов. Он говорит, «Господа, я разрешил всю тайну. Вся тайна их эффекта – в их глупости!» (505).

Выступление Степана Трофимовича очень неожиданный и важный момент в романе. Он в таком отчаянии из–за ужасного поступка своего сына и других нигилистов и своего потерянного положения в обществе, что он решает возражать, несмотра на то, что никто не поймут и никому не понравится его мнение. Он говорит, «Энтузиазм современной юности так же чист и светел, как и наших времен. Произошло лишь одно: перемещение целей, замещение одной красоты другою! Все недоумение лишь в том, что прекраснее: Шекспир или сапоги, Рафаэль или петролей?» (506). Он говорит, что красота самая важная часть жизни. Такая идея была совсем не популярной и актуальной в то время. Таким образом, Степан Трофимович защищает себя и показывает удивительную храбрость.

Степан Трофимович слабый, легкомысленный, бездельный западник, но в конце романа он раскаивается. Когда  он умирает в деревне, он вспоминает отрывок из Библии: «Теперь прочитайте мне еще одно место…о свиньях…я помню, бесы вошли в свиней и все потонули. Прочтите мне это непременно», а потом, «это точь–в–точь как наша Россия. Эти бесы, выходящие из больного и входящие в свиней––это все язвы, все миазмы, вся нечистота, все бесы и все бесенята, накопившиеся в великом и милом нашем больном, в нашей России, за века, за века!... Это мы, мы и те, и Петруша.» (681). Он признается в том, что в него, как и его сына, бес вселился. Этот бес был своими пустыми идеями. Он говорит, «тут же и еще кой–что понял…я лгал всю свою жизнь»  (691). Таким образом, Достоевский говорит, что все эти группы в обществе––нигилисты, западники и прочее––ощибаются и русским надо вернуться к истине. Степан Трофимович очень слабый человек, но даже для него, как и всех русских, есть надежда.

(no subject)

Сейчас тринадцать минут двенадцатего ночю. Я весь день был уставшим из–за того, что я плохо спал вчера вечером. Мы с группой встретились сегодня утром в девять часов. Потом у нас были выступления о Фулбрайтской программе и преподавании английского языка вообще. Было интересно, но я почти заснул на лекции, потому что я только спал четыре часа вчера вечером. Вчера я лёг на кровати всью ночью с двенадцати до четырёх и смотрел на стену. Было ужасно.

Сегодня после лекций, мы с Россом (моим соседом по–комнате) пошли ди книжного магазина, "Библиоглобус." Он замечательный магазин. Я купил детективную книгу Бориса Акунина, роман Сергея Довлатова, и стихи Александра Блока. Росс рекомендавал мне Сергея Довлатова потому, что его проза простая и интересная, и Фулбрайт рекомендавал нам детективные книги вообще потому, что в них хорошие диалоги и достаточно простой язык. Мы вернулись в общежитие и решили сидеть в кампусе и пить пиво. Мы с Ребекой и Россом выпили две бутылки "Арсенального" пива и разговаривали по–русски два часа о русских и амерканских филмах, России, и жизни в Америке.

Ой, я чуть не забыл, сегодня я купил полотеньце и электронной адаптер. Мы постарались найти вешалки, но напрасно. Споконой ночи, товарищи!

Немного о себе

Во-первых, я хотел бы написать немного о себе. Меня зовут Джастин, но чаще "Дасти," мое прозвище. Мне 23 года и я живу в Дайтоне, Огайо (в Америке). Я недавно окончил Уневерситет Майями, который находится в Оксфорде. Оксфорд--маленький город недалеко от Дайтона и Цинциннати, также в штате Огайо. Там я изучал два предмета, компьютерную технику и русский язык. Я очень интересуюсь русским языком и культурой. Я изучаю русский язык уже 4 года и в будущем надеюсь свободно говорить по-русски.

Часто американцы спрашивают меня, почему я занимаюсь русским языком. В детстве я прочитал несколько произведений из русской литературы, например "Шинель" Николая Гоголя и "Преступление и наказание" Достоевксогоб и получил большое впечатление от прочитанного. Поэтому я решил изучать русский язык и литературу в университете. В 2004 я жил в России (в Великом Новгороде) месяц по студенчиской программе. Я учился в Новгородском Государственном Университете и жил в русской семье.

Сейчас я работаю программистом в Цинциннати и собираюсь переехать в россию этим летом, чтобы учиться или преподавать английский язык. Я ещё не знаю где я буду жить в России, но предпочитаю жить в маленьком городе (а не в Петере или в Москве). Скажите мне, пожалуйста, если у вас советы.